+7 915 467 68 17, +7 965 309 87 35 с 10:00 до 20:00 по вопросам о мероприятиях
  • Москва
+7 915 467 68 17 ежедневно с 9:00 до 21:00

Моцарт. Заида



Моцарт. Заида




ПЕРВЫЙ АКТ
Гомац, рабы
 №1 Хор рабов
Братья, будем веселы, а то наступят трудности; 
помните, это проклятье Земли: у каждого человека своя мука, 
будем петь, будем смеяться, ничего другого нельзя сделать.
Мир и нужда – безразлично, никто не избежит мучений, 
будем петь, будем смеяться, ничего другого нельзя сделать.


ЗАРАМ, начальник охраны, рассказчик
1
Это же просто невероятно! Вы слышите то? Там поет куча преступных рабов в цепях, о радости, о смехе и о забвении их бедствий. Замечательно! Они обязаны этим бедствиям себе самим, так как преступления не всегда того стоят! Иногда попадаются и, пожалуйста, результат: рабство, цепи, много ударов, мало еды, работают в каменоломне, весь день стучат – одно мучение!! И потом они еще поют эти смешные песни при таких обстоятельствах! Да, да, поют все, кроме одного: Гомац, он стоит здесь оскорбленным, он держится более достойным, чем другие  и страшно сердится на своих товарищей по плену.
Гомац медленно оставляет работу, выходит вперед, заламывает руки.


№ 2 Неисповедимая судьба!
Ты смешала меня с этими неисправимыми преступниками!
С ними, которые своими совершенными преступлениями сами заковали себя в заслуженные оковы! Меня, невиновного, с ними! Ах!
Почему ты не дашь мне по крайней мере такое же сердце, как у них -
твердое, как камень, который они старательно разбивают!
Ужасно! Бесчувственные при самой напряженной работе они еще ликуют по пустяку – ожидаемый сигнал к часу отдыха делает их такими бодрыми, как будто им не надо бояться следующего сигнала, который вскоре снова объявит им об обратном, а меня, меня бедного покидает всякая веселость с утра до вечера, с вечера до утра. Нет бальзама, который излечит раны моей души!
Я в ужасе перед этим сигналом: -
Покой моих членов без деятельного напряжения вызывает у меня прежде всего жутчайшее смятение в этой изболевшейся груди. Именно это ужасный час, когда мой бедный разум возвращается от короткого оцепенения, которым его подавило непривычное бремя механической работы, -  его духи просыпаются - и с ними безграничная мука моей души: – обновленное осознание моего прошлого и будущего несчастья!
Как больно! Как обессилено мое тело! – как обессилена моя душа!
О. удалось бы мне немного подремать!
Хоть один короткий миг – награда за все мои страданья!
Хочу попробовать (ложится). Напрасно! 
Он не придет, редкий гость несчастных, он не придет, спокойный сон.
Каждое движение вызывает тяжелый вздох, как в возмущенном океане бушующий шторм сопровождает каждую волну.
И все же я не знаю другого способа избавления от моих мук, если я не в состоянии их унять короткой дремой.
Хочу попробовать еще раз.
О. приди, утешитель усталых, близкий родственник тихой смерти.
Приди, укрой на час своими благотворными крыльями 
всегда преследующую меня беду.
Что со мной? – Меня покидает моя жизненная сила, -
это дремота или обморок? –Все равно, обморок или дремота,
я рад тому и другому – (опускается и засыпает).


ЗАРАМ 
2
Бедному Гомацу не остается ни одной радости, нет бальзама, который мог бы облегчить его душевную боль.  Как только вы слышите знак спокойствия, у него начинается беспокойство. Тогда тяжелеет его голова, и духи-мучители нападают на него. Да! Кого это удивляет! Что он не переживал ужасные вещи? И ему еще предстоит?  О-о если бы он только мог спокойно спать! Побыть в покое. И в стороне от мира, забыть свое горе! Он пробует снова заснуть, но сладкий сон не приходит! Вместо этого глубокие вздохи и духи, которые лезут ему в голову. Бедный Гомац даже желает себе тихой смерти, настолько ему плохо! Но все же дремота нападает на него! Сон ли это или обморок? Внезапно жизнь из него удаляется и, наконец, он может предаться приятному забвению. И тогда приходит она, Заида, любимая рабыня могущественного султана. Она тихо семенит к нему, и заботливо склоняется над ним. Что же это означает? Что она его, наконец, может рассматривать вблизи. Она гладит его спящую голову. Европеец ли он? Вполне возможно из той же страны что и она? Тогда она кладет кое-что в его руки, это выглядит как картина, возможно, ее портрет. И еще кое-что, это блестит! Драгоценности?


№ 3 между тем, пытаются облегчить
Кроткий покой, моя милая жизнь, спи, прежде чем наступит твое счастье.
Тогда я дам тебе мой портрет, посмотри, как ласково он тебе улыбается.
Спи, прежде чем наступит твое счастье. Его сладкие мечты, убаюкайте его
и исполните его желание и предметы, полные наслаждения, претворите в действительность!


ЗАРАМ 
3
Мягко успокаивайся моя старая жизнь, что за серенада! И, естественно, Гомац просыпается, немудрено при таком голосе! Он так приятно спал, ну ясно, но мы знаем, сны — это пена, и при просыпании он чувствует как болят его ноги от тяжелых оков!  И тогда он обнаруживает драгоценности в своей руке и портрет. Такое прекрасное лицо, кто это может быть?


№ 4 от наступающей беды
Головокружительная судьба, неистовая всегда, головокружительная судьба, неистовая всегда, это защита от твоего гнева, это защита от твоего гнева, твоих ударов я больше не боюсь. Нет, я больше не боюсь! Этот портрет все сделает хорошо. Эти очаровательные глаза, эти пурпурные губы, верни мне все десятикратно. Подави также твою бессмысленность… Твоих ударов я больше не боюсь! Этот портрет все сделает хорошо! (все уладит!)


ЗАРАМ
4
Заида любит Гомаца и знает точно, как обратить на себя его внимание, ведь она, женщина. И что она делает? Она обвиняет его в том, что драгоценности, которые она вложила ему в руки, он украл. Теперь Гомацу придется проститься с мечтой о драгоценной свободе. Да, теперь Гомац может забыть о своем сне! Он заикается, пытается просить прощения: „Здесь, здесь драгоценности! Я ничего не хочу с этим иметь! Возвращай их законному владельцу! Но оставь мне пожалуйста лишь этот портрет!“ „Почему?“, спрашивает Заида.  „Так как все мое счастье и мой душевный покой зависит от этого. Я готов даже умереть ради этой женщины!“
Заида так тронута чистыми и благородными словами этого раба, что она не может более скрывать от него, кто она на самом деле. Она сдергивает свою вуаль. О, это она! Возлюбленная из его сна! Это ее лицо изображено на портрете!   Это она, Заида, такая же рабыня как он! „О, Гомац, я так долго думала о тебе! Теперь мне понятно, что мы умрем из-за рабства! Если мы не убежим!“ Ответ Гомаца ясен: он хочет освободить Заиду и себя самого из когтей тирана! „Заида! Я отдам жизнь за нашу любовь и свободу!“ 


№ 5 
К счастливому Гомацу!
дуэт
Заида:  
Моя душа дрожит от счастья, я более не знаю, где я.
Отрада, блаженство и покой пропитывают как бальзам мою грудь.
Гомац: 
Злой рок, все страданья, все ушли прочь.
О, Заида, О. Заида, какая услада, какая радость!
Заида, Гомац вместе:
Хочу и дальше ловить колесо фортуны!
Заида: 
Гомац, Гомац, какое блаженство!
Гомац:
Заида, какое счастье!


ЗАРАМ
5
Не прекрасно ли? Такая привлекательная милая дама. Но радость, эйфория очень коротка! Так кто разрушает это нежное счастье? Алазим, надсмотрщик рабов, обязан вмешаться если какой-либо раб хочет удрать с любимой рабыней своего господина. 
Гомац падает на колени хватает кромку одежды Алазима и умоляет его не предавать. Алазим – это, правда, надсмотрщик, но, наконец, тоже раб. 
„Возьми эти драгоценности!“ И тогда Aлазима как будто подменили. Вдруг у него обнаружился благородный характер, обещает, что будет молчать и даже поможет им в бегстве! Где есть еще такие милые надсмотрщики? Возможно, драгоценности посодействовали? 


№ 6 Хочу искать их и вести
Гомац: Господин и друг, как я благодарен тебе!
Разреши припасть к твоим ногам, но я должен быстро тебя покинуть.
Я должен быстро тебя покинуть, потому. Что я сгораю от страстного желания.
Разреши тебя целовать, разреши прикоснуться к тебе!
Ах! В упоении страстью я и сам не знаю, что я делаю, так как порывы моей любви лишают меня разума и покоя!...Господин и друг! Как я благодарен тебе!


ЗАРАМ
6
Гомац в высшей степени благодарен Алазиму, что он хочет помочь ему и его любимой в бегстве. Но душевный покой Алазима подвергается испытанию. Во что он собственно впутался? Если их поймают, их ожидает плохая смерть!
Хотя и драгоценностями не стоит пренебрегать. Кто знает, может они смогут пригодиться ему при его собственном бегстве!? 


№ 7 Если я хочу еще сегодня следовать за ними сам.
Алазим:
Будь смелее, мое сердце, попытай счастья, добейся себе самому лучшей участи!
Не надо отчаиваться, при смелом нападении побеждает часто слабый сильного.


ЗАРАМ 
7
Много прекрасных слов, но только лишь бегство спасет влюбленных. Алазим, после всех переживаний, наконец доволен собой, как он это дельце обделал! Это очень легко, внизу на берегу лежит лодка. Ну, там Гомац должен будет долго грести! Зато потом они мигом окажутся в открытом море.


№ 8 Как мы можем оказывать благодарность!
Терцет
Заида: О, блаженство, сияющее солнце ласково поднимается вверх!
Гомац: О, небо, о, счастье, печальная судьба покидает свою пелену!
Алазим: Посмотрите там в мягких волнах пестрая радуга смеется вам как вестник мира!
Заида: Но посмотрите там вдали кровавые кометы! Слышите вы, как гром гремит!
Гомац: Только печаль может тебя испугать. Божья защита укроет нас, твердо верь в его силу! О, Заида! О, Заида!
Алазим: Божья защита укроет нас, твердо верь в его силу!
Заида: О, мой Гомац!
Гомац: О, Заида!
Заида, Гомац вместе: Мы хотели бы покоя и мира после стольких мучений!
Алазим: Блаженство, покой и постоянный мир вы получите после стольких мучений! Будет наградой верности!
Заида: Это награда нашей верности! О, мой Гомац!
Гомац: Это награда нашей верности! О, Заида!
Алазим: Будет наградой верности! 


ЗАРАМ
8
Позвольте нам, дорогие гости, подхватить нить повествования, когда возлюбленные Заида и Гомац пытаются сбежать вместе с Алазимом на лодке из рабства. Если Вы думаете, что этим история и заканчивается, то Вы ошибаетесь!  Это все совсем не так просто, там есть еще Солиман, султан, который чувствует себя   обманутым, его любимица, его Заида похищена!




                                              ВТОРОЙ АКТ
                                     Султан, Зарам, начальник охраны 


№ 9 Mонолог и ария


СОЛИМАН:
1. Заида сбежала!
2. Смогу ли я пережить этот ужасный позор?
3. Она дала соблазнить себя христианской собаке, рабу!
4. Змея, которая с такой чопорностью отказалась от горячей любви султана!
5. Почему я не пренебрег этой неблагодарной чопорностью,
6. почему ее поведение только еще больше разожгло ее мое отравленное сердце? – Почему я, доверившись ее добродетели, позволил лицемерке любую свободу, непринятую в Серале?
7. О, предательство!
ЗАРАМ:
8. О, Великий Султан! Основу этого предательства легко угадать.
9. Алазим тоже сбежал и найдены ясные доказательства того, что он способствовал побегу Заиды и Гомаца, дав им мусульманские одежды.
Поэтому, как только обнаружил, я сразу во все стороны дал немедленный приказ их нужно без сомнений схватить, пока они не достигли границ твоих владений.
Каждое мгновение я жду, что приведут беглецов.


СОЛИМАН:
10. О, Магомет! Пусть это будет правдой!
11. При первом взгляде я хочу дать разорвать на куски предателей!
12. Я хочу превратить в камень сердце, которое было слепым при обворожительных взглядах неверной рабыни и с яростью отомстить за безграничное унижение!
13. Проклятая любовь!
14. Пытка сердцу, которое ты запутала!
15. Хочу навсегда проклясть подлую!
16. Сладость, которая наше обманутое воображение одурманивает и так скрывает действительность!
17. Прочь из моей груди!
18. Прочь!
19. Любой способ тебя принуждать мне ненавистен!
20. Неблагородное принуждение вызывает у меня отвращение, покорение подарками и благодеяниями для меня позорный прием, чтобы стать счастливым в любви – должно произойти чудо и все женщины превращаются в создания, которые нам, мужчинам равны в порядочности и добродетели, стойкости и благородстве!
21. Итак прочь!
22. Прочь постыдная услужливость!
23. И мне не будет достаточно разорвать оковы!
24. Жестоко,
25. так же жестоко хочу я ей за поруганные чувства отомстить! 
26. Гордый лев едва ли даст себя укротить, он примет от льстеца оковы, он примет от льстеца, от льстеца оковы.
27. Если же захотят его покорность пристыдить, если же захотят его покорность пристыдить, его ярость вырастет до тиранства, до тиранства!
28. Он страшно рычит, он страшно рычит и бросает яростно и бросает яростно обломки цепей, обломки цепей, обломки на землю, обломки цепей на землю, обломки цепей на землю. И что ему противостоит будет его ударами разрушено до смерти, до смерти, и что ему противостоит, будет его ударами разрушено до смерти, до смерти, до смерти.
29. Гордый лев едва ли даст себя укротить, он примет от льстеца оковы, он примет от льстеца, от льстеца оковы.
30. Если же захотят его покорность пристыдить, если же захотят его покорность пристыдить, его ярость вырастет до тиранства, до тиранства!
31. Он страшно рычит, он страшно рычит и бросает яростно и бросает яростно обломки цепей, обломки цепей, обломки цепей, обломки на землю, обломки цепей на землю. И что ему противостоит будет его ударами разрушено до смерти, до смерти, и что ему противостоит, будет его ударами разрушено до смерти, до смерти, до смерти. И что ему противостоит будет его ударами разрушено до смерти, до смерти, и что ему противостоит, будет его ударами разрушено до смерти, до смерти, до смерти.


ЗАРАМ
9
Он становится все агрессивнее, Вы конечно заметили это. Но этот Осмин, работорговец, совсем не приятный парень, радуется, что он освободился от Aлазима. Теперь он может получить его место, правая рука султана, и это неплохо! И правая рука богато вознаграждается! Вероятно, что там также останется что-то и для левой руки.


№ 10 От всего сердца также смеются вместе с другими
Осмин: Кто голодным сидит за обеденным столом и томится, но не пользуется едой и напитками, никогда сам не добьется своего счастья!
Он воистину круглый дурак!
Кто не будет над этим смеяться? Ха-ха-ха!
Кто болтает о холодах, но не согревается возле близкого огня,
никогда сам не добьется своего счастья!
Он воистину круглый дурак!
Кто не будет над этим смеяться? Ха-ха-ха!
Кто горюет, кричит и скрывается, и только опасливо ищет то, что уже имеет,
никогда сам не добьется своего счастья!
Он воистину круглый дурак!
Кто не будет над этим смеяться? Ха-ха-ха!
ЗАРАМ
10
Тонкий господин, этот Осмин! Так сказать, настоящий оппортунист. 
Между тем султан Солиман отметил свой небольшой успех. 
Его самоуверенность неуклонно растет. Беглецы были схвачены и представлены перед ним. Он говорит им грубые слова. Предателей бросают в тюрьму, и они будут казнены на следующий день.
Заида предпринимает последнюю попытку. Является ли это любовью и нежностью, которую Вы ко мне питаете?
 Солиман непреклонен. Кричала ли Заида и ты, Алазим? Она соблазнила тебя к бегству! Ты можешь смотреть, как ее избивают!
№ 11 Перед твоими глазами наказываются
Солиман: Я зол так же, как и хорош, с избытком вознаграждаю по заслугам, но если меня обижают и приводят в ярость, то у меня достаточно оружия, чтобы наказать порок и это у меня в крови!


ЗАРАМ
11
У султана только тот хорош, кто угождает ему, того он засыпает благодеяниями. Но горе тому, кто его обманывает или обходит. 
Между тем Заида жалуется на свою судьбу. Что она собственно нарушила? Преступление ли это если любить свободу?  Должны ли быть под пытками или быть убитыми, если хотят убежать из рабства? Она держала портрет своей сестры из греческой античности. Которая так же как она содержалась под стражей. Филомена.


№ 12
Заида: Безутешно рыдает Филомена, запертая в клетке и оплакивает громко,
Что она потеряла свободу.
Днем и ночью спать она не может, ищет путь к побегу, ах, кто может ее наказать, если она найдет то, что ищет!


ЗАРАМ
12
Султан разгневан. Ему не дает покоя, почему она это сделала? Почему хотела убежать его почитаемая Заида? Заида, которая могла получать от него все, что жаждало ее сердце, от ее благотворителя Солимана. 
Была ли это, возможно, любовь к ее дальнему отечеству? Была ли у Заиды такая тоска по родине? И тогда обнаруживается правда: Заида влюблена не в него, а в другого! В грязного раба Гомаца! Солиман докажет, что он - не ягненок, а тигр! Его месть будет страшна!


№ 13 Когда только смерть в состоянии окончательно разделить.
Заида: Тигр! Выпусти когти, радуйся добыче!
Накажи глупое доверие и притворную нежность!
Приходи скорей и убей нас обоих, напейся невинной теплой крови, вырви сердце из груди и насыть свою ярость!
Ах, мой Гомац! Для нас. Бедных. У судьбы нет жалости.
Только смерть прекратит наши жестокие страдания.


ЗАРАМ
13
Султан в ярости. „Эй, Aлазим! Как посмел ты обмануть меня? Я же дал тебе все!“ „Да, но не то, что в жизни нужно, единственное что действительно приносит счастье, свободу, ты мне не дал!“ Но тогда сказал Солиман как настоящий властелин: „У меня  так много рабов, и я же не могу заботиться о счастье каждого отдельного!“


№ 14 совсем не имеют достаточного понятия
Алазим: Вы, властители, непреклонны к вашим рабам, и так как вам улыбается счастье и почет, вы недооцениваете ваших братьев.
Лишь тот знает сострадание, милость, пощаду, кто до возвышения переменчивой судьбы собирал пыль внизу.


ЗАРАМ
14
Алазим умоляет султана о снисхождении, произносит прекрасную речь о человечности. Но Солиман не смягчается. Тогда Алазим предпринимает еще попытку: он бормочет что-то себе под нос. 
„Что он там бормочет?! Я не могу понять его“ – недоумевает султан. „ Ты, Алазим! Что ты там все говоришь?  В чем смысл твоих темных слов? “   „15 лет назад  около  Орана стоял испанский военный корабль, которым  я командовал как капитан. Перед нашими глазами пираты захватывали мирную турецкую галеру!“ „Мирную турецкую галеру? И тогда? Что произошло?“ „Мы поспешили к ней  на помощь и нам удалось освободить их, и прогнать нападавших! Тем не менее, при этом мы попали в огромный флот пиратов! Плен был нашим жребием!“ „Так это ты был моим спасителем! Почему ты мне раньше не рассказал это?“, воскликнул султан. „Отныне ты свободен!“ Но тот медлит. 
„Да что же тебе еще Алазим? Неужели этого недостаточно?“ 
„Великий султан, я не мог бы счастливо жить, если бы вы не подарили пощады также обоим беглецам" “Обоим? Ты подразумеваешь Заиду и Гомаца? Гм, я не думаю, что это нужно! Нет! Никакой милости для Гомаца и Заиды!“


№ 15 дайте нам вместе умереть друг с другом.
Квартет
Гомац: Подруга, осуши свои слезы, пусть смерть увенчает любовь.
Небо, услышь мои мольбы, разреши мне погибнуть с ней. Ах, в жизни для меня нет боьше привлекательности без тебя!
Заида: Господин, дай мне погибнуть одной, я виновата, гомац – нет.
Небо, услышь мои мольбы, дай мне погибнуть одной!
Ах, в жизни для меня нет больше прелести!
Солиман: Все слезы не помогут, вы должны умереть оба.
Прочь напрасные твои мольбы, ты должна погибнуть.
Прочь, ты напрасно стараешься!
Иди, твои мольбы оскорбляют меня!
Алазим: Какая боль!
Мое сердце разрывается!
Солиман, услышь мои мольбы, не дай им погибнуть.
Пощади, господин!
Услышь меня! Пощади, гоподин! Успокойся!








Мероприятия фестиваля